10 лет назад было создано российское движение «Солидарность»

Ровно 10 лет назад было создано российское движение «Солидарность». С самого начала своей деятельности ему удалось занять место на политической авансцене страны и оказать определенное влияние на развитие событий. Это произошло благодаря усилиям многих людей: для кого-то «Солидарность» стала, возможно, главным делом в жизни, для кого-то осталась эпизодом — но, несомненно, что движение состоялось как результат политического взаимодействия очень разных личностей, с разнонаправленными амбициями и нередко даже с довольно различными взглядами. Именно это обстоятельство отличает «Солидарность» от большинства других оппозиционных проектов, которые чаще всего создаются и существуют благодаря энергии и харизме одного яркого лидера.

Я принимал активное участие в создании «Солидарности» и в первые два года был ее исполнительным директором, поэтому не только видел все процессы изнутри, но и, по мере сил и способностей, направлял их. Сейчас, по прошествии времени, мне представляется важным вспомнить и зафиксировать некоторые ключевые моменты — не столько «для истории», сколько для осмысления опыта.

1. Определение целей и ценностей.

«Солидарность» с самого начала явным образом заявила о том, что Россия должна быть демократической страной, в которой важнейшим приоритетом являются права личности (а не «государственные интересы», пестование национальных особенностей и т.п.) В других обстоятельствах такая фраза, возможно, звучала бы банальностью и общим местом, но в путинские годы эта банальность постепенно приобрела полемический характер. «Солидарность» стала первой политической организацией в России, которая зафиксировала этот идеологический маркер — сегодня, очевидно, еще более актуальный.

2. Брэндинг.

В российском общественном мнении традиционно доминирует довольно скептическое отношение к партиям и организациям: даже активные люди, как правило, предпочитают быть «сами по себе» и не связывать себя какими бы то ни было формальными рамками. Дескать, конкретного политика в конкретном деле я готов поддержать, но не вижу смысла «вставать под знамена». На самом деле даже определить коллективные интересы и тем более отстаивать их, не имея какой-либо вывески, — практически невозможно, это, если угодно, азы политического маркетинга. В российской реальности относительно успешно удается брэндировать только фамилии (Навальный, Ройзман, ряд политиков на муниципальном уровне), что само по себе неплохо, но, как мне кажется, недостаточно. «Солидарность» сумела — по крайней мере, в первые годы своего существования, — создать относительно узнаваемый брэнд, в т.ч за счёт вызвавших немало споров заимствований названия (у поляков) и оранжевого цвета флага (у украинцев).

3. Коллективное принятие решений. Каспаров и Немцов

Изначально «Солидарность» проектировалась, разумеется, как проект объединения всех заметных либеральных оппозиционеров, однако, от старта идеи (март 2008 г.) до ее воплощения (декабрь 2008 г.) по обыкновению, часть игроков по разным причинам вышла из-за стола (Михаил Касьянов, Владимир Рыжков, Никита Белых). Так или иначе, движение было создано без одного очевидного лидера: за эту позицию шла непрерывная конкуренция между Гарри Каспаровым и Борисом Немцовым, причем обоим в течение нескольких лет хватало политической мудрости на то, чтобы сглаживать углы, хотя временами искры летели так, что, казалось, разрыва не избежать. Добиться преобладания не удавалось ни тому, ни другому, и в этих обстоятельствах, во-первых, постепенно нарабатывался важный опыт коллективного принятия решений, и, во-вторых, формировалась среда, в которой могли реализовать себя и другие политики с амбициями (Иван Стариков, Владимир Кара-Мурза, Марк Фейгин, Илья Яшин, Лев Пономарев, Сергей Давидис, Владимир Милов, Александр Рыклин, Андрей Пионтковский и т.д.) — не все из них остались в «Солидарности», но разнообразие имен говорит само за себя.

4. «Солидарность» и события 2011-12 гг.

Осенью 2011 г. оба лидера «Солидарности» проиграли Алексею Навальному исторические дебаты о том, какую тактику следует избрать оппозиции на предстоявших в декабре думских выборах. Быстрый рост популярности Навального и очевидно стихийный характер массовых протестов в декабре 2011 г. способствовали тому, что медийно движение оказалось отодвинуто на второй план. Несмотря на это, «Солидарность», несомненно, сыграла значительную организационную роль в развитии протестов, начиная с того, что именно она определила и обеспечила место и время сбора людей вечером 5 декабря на Чистых Прудах, с которого началась т.н. «снежная революция». Многократно обсуждавшаяся впоследствии история с митингом 10 декабря и его переносом с площади Революции на Болотную была предметом острой полемики и внутри самой «Солидарности»: так или иначе, в центре событий оказалась одна из нынешних лидеров движения Надежда Митюшкина, а одним из наиболее деятельных организаторов переноса стал Немцов.

В попытках анализа событий 2011-12 гг. нередко встречается объективистский тезис о «недостаточности предпосылок», и, как следствие, «неготовности» участников протестов к решительному отстаиванию своих интересов. На мой взгляд, это слишком широкое обобщение, которое ни приближает к пониманию сути произошедшего, ни дает возможности извлечь из этого практические выводы. В разных ситуациях с высокой социально-политической напряженностью случалось по-разному: протестная динамика росла или быстро шла на убыль, власть шла на компромисс или обостряла силовую конфронтацию — и, как показывает мой собственный опыт в «Солидарности», иногда самого что ни на есть субъективного решения было достаточно для результативного развития событий. Так было, например, в Калининграде в 2009-10 гг., когда по запросу регионального отделения я настоял на федеральной поддержке их кампании за отставку губернатора Бооса. Несмотря на очень скромный размер этой поддержки, она дала возможность лидерам калининградской «Солидарности» (разумеется, наряду с их собственными энергией и способностями) сделать организацию триггером массового недовольства Боосом. После серии впечатляющих массовых митингов Кремль счел меньшим злом пойти на компромисс и сменить губернатора (а также, увы, переманить на свою сторону одного из наших местных коллег).

Главная проблема московских протестов 2011-12 гг. заключалась в драматически запаздывающем обретении политической субъектности участниками митингов. Старым лидерам они, как правило, не доверяли, а новых так и не появилось — за исключением Навального, которого одного всё же было недостаточно. У «Солидарности», возможно, был шанс стать брэндом и, если угодно, хребтом массовых протестов, но для этого ей требовалось полностью измениться, стать политически и стилистически адекватной неоформленному запросу участников митингов на Болотной-Сахарова. По многим субъективным причинам этот шанс был упущен.

* * *

«Солидарность», несмотря ни на что, существует до сих пор, и продолжает добиваться политически значимых результатов — таких, например, как полная победа команды Ильи Яшина над «Единой Россией» на муниципальных выборах в Красносельском районе Москвы. Многие из нынешних лидеров движения состоят в нем с момента основания — конечно, я давно знаю их лично и всячески им симпатизирую. Поздравляю коллег с юбилеем «Солидарности» и желаю всем нам пройти все триста шагов к свободе, которые записаны в программе движения!

На фото: с Лехом Валенсой и Гарри Каспаровым в Гданьске в 2009 г. https://www.rusolidarnost.ru/novosti-2009-05-13-lekh-valensa-vstretilsya…

Источник:

Метки: