Могильщик популизма

Я хотела начать этот текст со знаменитой фразы третьего президента США Томаса Джефферсона о том, что только просвещенный народ может построить демократическое общество. Но начну с высказывания Владимира Вольфовича Жириновского: «Чем лучше образован народ, тем быстрее будут революции и вас всех погонят. Подрастающее поколение будет более образованным. Все «оранжевые» революции совершает молодежь. Они через 10 лет будут голосовать через интернет. И кого выберут? Не нас с вами, а тех, кто пообещает больше свободы. Потом вы будете сидеть дома, а на улице будет толпа шуметь». Лидер ЛДПР поделился этими наблюдениями в ходе заседания Государственной думы, повторив, по сути, слова американского президента, только со знаком минус. А что такого, он же либеральный демократ — ​по Оруэллу.

Между тем вопрос соотношения образования и демократии вовсе не праздный: проведено множество исследований, в которых демонстрируется связь между уровнем образования и уровнем политического участия. И хотя в молодых демократиях и в режимах, которые сегодня ученые называют по-разному: имитационная демократия, электоральный авторитаризм или гибридные режимы, — ​эта связка не столь очевидна, но и там определенная корреляция наблюдается.

В последнее время в эту исследовательскую повестку ворвался новый вопрос. Внимание исследователей самых разных направлений привлек феномен возросшего политического популизма во всем мире. Самым ярким в череде политических событий стало избрание Дональда Трампа на пост президента США. То, что еще несколько лет назад представить себе было невозможно, сегодня стало реальностью.

Многие эксперты высказывают идею, что возросший популизм связан с социальной поляризацией общества и социальным неравенством. Недаром в инаугурационной речи Дональд Трамп так негативно высказался в адрес истеблишмента, а проведенные тут же социологические опросы подтвердили, что это высказывание американцам понравилось.

Образование определяет то, какой социальный статус впоследствии получит человек. А уровень образования до сих пор в большинстве стран зависит от социального статуса семьи. И помочь вырваться из этого круга может только удача или же осознанная политика государства в области образования. Многие страны мира, такие как США, Британия или Финляндия, поставили себе стратегическими целями усиление эгалитарных тенденций, расширение равного доступа к качественному образованию. Это не означает стандартизацию и конвейер. Скорее наоборот, индивидуализацию педагогического подхода. Ведь все дети разные, и для получения качественного образования им нужны разные вещи: кому-то надо сделать пандусы, кому-то нужна адаптированная программа, а кому-то — ​углубленное образование.

В итоге доступность образования растет, а значит, растет и политическая активность граждан. Однако традиционная экономическая и политическая система к этому совершенно не готова даже в странах с развитой демократией. Кроме того, существует и обратная тенденция: в Европу массово попадают люди из других стран, вовлечь которых в эту сферу равного доступа все равно не удается. И несмотря на усилия по выравниванию системы образования, поляризация все еще существует: дети мигрантов обучаются в целом хуже.

Из этого всего, впрочем, не стоит делать вывод, который делает Жириновский. Краткосрочно политика деления общества на элиту и всех остальных с помощью образования в конечном счете приведет к геополитическому провалу. Потому что мир очевидным образом движется в другом направлении. Чем более эффективной будет политика эгалитарности в области образования, тем более взвешенные решения будет принимать все более политически активное большинство. Сокращение же доступа к образованию эти тенденции переломить не сможет, а только замедлит процессы перестройки политической системы и продлит период популизма.

Образование нужно не только будущему работнику. Оно нужно будущему избирателю. Учить детей ответственности, рациональному стратегическому подходу при осуществлении своих избирательных прав — ​это тоже дело школы. Учить не только в теории, но и на практике: через школьные низовые объединения, школьные советы, школьное самоуправление. И образование, породившее популизм, при правильном ведении образовательной политики станет его же могильщиком. Популизм это такая подростковая болезнь современного мира, у которого неравномерность роста дает временные сбои в работе организма.

В сегодняшней же России элиты (изначально пришедшие не из самых образованных слоев населения: напомню, что в авторитарных режимах корреляции между уровнем образования и уровнем политической активности не наблюдается) ожесточенно борются за свое право оставаться элитами и максимально отрезать общество от политики. На это направлена по факту реализуемая у нас в стране образовательная политика: усиление элитарных тенденций вместо эгалитарных. И, как ни странно, в этом иногда с экономическими и политическими элитами сходятся во мнении интеллектуальные.

Однако объективно российские элиты не смогут повернуть мир вспять. И тенденции, которые имеют место во всем мире, нас не минуют.

Источник: