Город для жизни

Для многих политик или депутат – это человек, который обитает в доме с охраной, передвигается в кортеже с мигалками и существует в своем мире, закрытом от простых смертных. А вы живете в обычной хрущевке, ходите за продуктами в соседний магазин, лечитесь в районной поликлинике. Как мы все. Вопрос: как вас вообще занесло в политику? Зачем? 

Так получилось, что с самого детства я все время занималась общественной деятельностью. То собирала макулатуру и металлолом, то организовывала КВНы и занятия для детей из малоимущих семей. Так воспитали: меня бесит несправедливость. И если в школе кого-то травили, я всегда стремилась его защитить. 

У нас вся семья такая- активная и неравнодушная. Мама до сих пор преподает в Тимирязевской академии, папа был экологом, боролся против поворота сибирских рек, но его, к сожалению, уже нет. У меня две сестры – одна воспитывает ребенка-инвалида, у второй четверо своих детей и четверо приемных. 

И мне всегда хотелось, чтобы менялись не частности, а система. Поэтому я участвовала в митингах, в протестах, была политическим журналистом, но поняла, что через журналистику у нас невозможно ничего кардинально изменить. Здесь – только через политику. 

Мне политика нравится. С ее помощью можно делать вещи, которые приносят результат. Я как муниципальный депутат занимаюсь делами, которые наиболее близки людям. Их волнует война в Сирии, но больше беспокоит, например, фонарный столб посреди двора, который надо объезжать с риском для машины. И ты получаешь очень большое удовлетворение, когда после сложной переписки и звонков добиваешься, чтобы его наконец переставили. Это здорово – что людям легче жить благодаря твоим действиям. Однако хотелось бы, чтобы не приходилось вкладывать столько усилий в каждый фонарный столб. 

Да, работа политиков не ограничивается фонарными столбами. Еще они делят какие-то бюджеты, регулируют финансовые потоки, лоббируют дружественный бизнес… Разве нет? 

Конечно, это есть, если у политиков отсутствуют простые человеческие принципы. Человек всюду, а не только в политике, может быть честным и нечестным, может воровать и не воровать. Конечно, сегодня в политику чаще попадают нечистоплотные люди, нынешняя система этому потакает. Именно потому я не пошла в правящую партию. Именно потому я независимый кандидат. Мне интересны совершенно другие вещи. 

Сейчас государство – враг людей, а не друг. Мы каждую минуту своей жизни испытываем неоправданное, сильное давление на нашу свободу и безопасность. Речь уже идет о базовых вещах. Например, государство отнимает пенсии, ломает наши дома, впихивает нам в парки ненужные постройки. 

Мне интересно, чтобы наша жизнь строилась справедливо, по закону. Не так, как захотелось пятке какого-то чиновника, не так, чтобы каждой мелочи приходилось добиваться, прилагая массу усилий. А так, чтобы государство и местные власти работали слаженно и успешно, чтобы не возникала постоянно необходимость защищать людей от государства. Я понимаю, что оно вправе нас в чем-то ограничивать – на это и существует закон, – но при этом должно обеспечивать условия для реализации людей, для их комфортной и успешной жизни. 



Район vs город 



Вы – уже муниципальный депутат. Вы власть. Чего вам не хватает?

У местного самоуправления в Москве крайне мало полномочий и недостаточный бюджет. 

Сейчас на всех финансовых потоках сидит узкая группа городских чиновников. Мы можем перечислить их по пальцам. Они занимаются бесконечной застройкой, закупают реагенты, меняют зимние бордюры на летние. Соответственно практически все финансирование остается «наверху», на уровне города. А на уровень местного самоуправления отдается сущая мелочь. Общий бюджет Москвы составляет примерно 2,5 триллиона рублей в год, а бюджет муниципального образования – в среднем 20 миллионов, то есть меньше в 100 000 раз. 

Любая трата денег в Москве – результат договоренностей чиновников и подрядчиков. А люди, которые живут в городе, из этого процесса исключены. 

Вся система должна быть иной. Большинство решений должно приниматься на местном уровне – по благоустройству, уборке дворов, озеленению, по районным проблемам культуры, общего и дополнительного образования. Есть большая повестка, которую необходимо передавать ближе к людям. Именно об этом говорит Хартия местного самоуправления – очень важный документ, который Россия подписала. 

Поэтому мы и другие местные муниципальные депутаты уже подготовили – скажу скромно, по моей инициативе – новый закон о местном самоуправлении, который предполагает гораздо большее вовлечение в принятие решений людей, которые непосредственно живут в своих районах, ездят по городу, водят детей в детские сады, лечатся в поликлиниках. 



Вы говорите о том, что надо повысить значимость местного самоуправления, однако сами собираетесь баллотироваться в Мосгордуму, т.е. переходить на уровень городской власти. Зачем? 


Возможность изменить неэффективную систему управления городом есть только у депутатов Московской городской думы. На местном уровне это, к сожалению, невозможно – так устроено наше государство. Я хочу добиться того, чтобы городское управление стало честным и эффективным, зависящим от мнения москвичей. Моя цель в этом. И если для ее реализации требуется участие в законодательных органах городской власти, значит, надо идти в законодательные органы городской власти. 




Начать сначала 



А вдруг вы там окажетесь одна такая – независимый депутат? 

Есть надежда, что в МГД изберутся независимые депутаты и в других округах. Но если не все смогут пройти, это так или иначе станет началом процесса. «Чтобы дойти до храма, надо сделать первый шаг», – говорят китайцы. Чтобы получить большинство мест в МГД, надо получить сначала хотя бы меньшинство. Но я уверена, что буду там не в одиночестве. 

Любые романтические устремления долговечны, если подкрепляются каким-то «базисом». Насколько я знаю, как мундепу вам зарплату не платят. Может, вы хотите в Мосгордуму, чтобы получать большую депутатскую зарплату? 

Да, местные депутаты не получают зарплату. Есть определенные компенсации за выполнение так называемых «переданных полномочий»: контроль за капремонтом, за благоустройством. Получается тысяч пятнадцать в месяц, и эти деньги я обычно трачу на нашу районную газету, которую мы выпускаем уже много лет. 

Но быть депутатом МГД – это тоже общественная нагрузка, без зарплаты. К счастью, деньги – не мой мотиватор. Я работаю в двух университетах, мне вполне хватает. 



Жизненная мотивация 



Мы в России уже видали людей, которые из лучших побуждений избирались в органы власти, а затем врастали в систему и уже ничем не отличались от других «слуг народа». В вашем случае так не будет? 

Мы знаем и других – Галину Старовойтову, Бориса Немцова. Примеры радикальные, но тем не менее это люди, которые себя не предали. И много еще наших граждан, которые не предали себя, но они живы, слава Богу. Это во-первых. 

Во-вторых, всегда существует опасность, что будут давить, пытаться подкупить, делать какие-то предложения, от которых будет очень тяжело отказаться. Я не первый день занимаюсь политикой и знаю, как это происходит. Однако если ты заранее понимаешь, что это может произойти, – ты предупрежден, а значит, вооружен. 

Противостоять этому удается, только если есть четкие принципы. И я понимаю, до какой черты нужен и важен компромисс, а с какой это уже не компромисс, а предательство. 

Кроме того, у меня есть конкретная цель, связанная с жизнью нашего города и нашей страны . Но она же связана и с моей личной жизнью: я хочу, чтобы мои дети жили в такой стране, в которой хорошо и комфортно жить. А они, как и я, патриоты и не видят для себя жизни в другой стране, кроме России. 

Я люблю Москву, люблю наш Тимирязевский лес, парк «Дубки» и «Березовую рощу», а теперь еще и парк имени академика Федорова. Мы защищали их вместе с соседями – активистами Тимирязевского, Хорошевского и Бескудниковского районов. Люблю ДК архитектора Мельникова, который, кстати, родился рядом с полями сельхозакадемии, и пожарную каланчу в Савеловском районе. И ипподром в Беговом. 

Это наш с вами город. Я хочу, чтобы в нем сохранялась его удивительная атмосфера и чтобы он был городом для жизни, а не для вечной борьбы с теми, кто хочет за наш с вами счет поживиться. 


На повестке 



Предположим, что все пойдет по самому оптимистичному сценарию: вы изберетесь в депутаты, при этом останетесь самой собой, не поддадитесь, будете бороться, у вас даже будет возможность что-то изменить. Что конкретно вы бы изменили, помимо увеличения полномочий местного самоуправления? 

Вообще сейчас ситуация в городе очень кривая и косая. Огромные деньги тратятся на благоустройство, строительство, на другие программы, связанные с камнем и пластиком. А вот проектов, связанных с живыми людьми, деревьями, животными, очень мало. Сокращается финансирование экологии и развития зеленых зон, финансирование культуры, исторические памятники разрушаются. Мы видим, с какими очередями сталкиваются люди в поликлинике. Школы и детсады превратили в мегафабрики по производству стандартных детей, вместо того чтобы индивидуализировать образование, как это делается во всем мире. То есть мы движемся совершенно не туда. Потому что так устроена система управления – запутанная, непрозрачная, без участия москвичей. Зато в этой мутной воде можно ловить определенную рыбку. В итоге власть зачастую не помогает, а вредит людям. 

Надо сделать более открытыми процесс принятия бюджета и контроль за расходованием средств. Сделать понятной и прозрачной систему принятия решений, дать людям реальный голос, а не декоративный, как сейчас на «Активном гражданине» или публичных слушаниях. 



Приведете примеры неверных решений по городскому хозяйству? 

Каждый сталкивался – приходят люди и начинают что-то копать под окнами… Сначала одна служба копает, потом другая – неясно, кто принял такое решение. Это, в первую очередь, крайне неэффективно, тратится куча денег: сначала вскопали, потом посадили траву, через месяц другая служба опять все вскопала – пришлось снова засаживать. И только путем длительной переписки мне удалось отследить всю цепочку. Но кроме того, это ужасно неудобно людям, которые живут в городе. И к тому же такая система потакает коррупции. 

Примеров масса: капремонт, который нам, депутатам, удается контролировать только путем серьезных усилий, благоустройство дворов – мы вынуждены добиваться даже того, чтобы он соответствовал действующим нормам. Пресловутый мусор: мне понадобилось несколько лет, чтобы установить у себя в районе самое большое по Москве количество контейнеров раздельного сбора отходов. 

Нужна система, в которой было бы понятно, кто за что отвечает, и чтобы центр принятия решений был ближе к земле, к людям. 



Не бояться 



Случаи, о которых вы говорите, – это несогласованность и бесхозяйственность. Но зачастую причина – вполне понятные коммерческие интересы – например, застройщиков. Местные жители недовольны почти любой застройкой в своем районе. Если дать им возможность, добрая половина строек будет неосуществима. Вы представляете, о каком объеме финансового рынка идет речь, против каких денег вы хотите выступить? 

Я понимаю, конечно, что речь идет о триллионах рублей. Конечно же, невозможно это сделать просто по щелчку пальцев. Понятно, что будет сопротивление. 

Вот я и хотел спросить: вам не страшно? Ведь вы собираетесь бросить вызов очень большой и сильной мафии. 

Страх – это такое психологическое состояние, когда ты не понимаешь, что происходит. Когда ты начинаешь понимать, то принимаешь какие-то рациональные решения. В данном случае я не боюсь, потому что понимаю, что надо делать. Того, что существует опасность со стороны всяких коррумпированных структур, никто не исключает. Против них есть только одно оружие. Если я буду таким героем-одиночкой, то меня, конечно, будет легко убрать. А если за этими идеями будут стоять люди, как это происходит сейчас, то всех убрать не получится. 

Возьмем для примера мой родной Тимирязевский район, в муниципальное собрание которого я прошла не одна, а с командой независимых депутатов и при активной поддержке соседей. Несмотря на то, что районные власти с помощью вброса бюллетеней не дали нам получить большинство в муниципальном собрании, все равно за 2 года мы смогли добиться очень и очень многого: защитить парк «Дубки» от варварской реконструкции, добиться снижения высотности некоторых новых домов под реновацию, наладить контроль за капремонтом, остановить коррупционные закупки и многое другое. Каждый раз на кону стояли очень большие деньги, и мы понимали, что бросаем вызов могущественному монстру. Однако не боялись, потому что чувствовали за собой поддержку большого числа людей. 

Я часто думаю: если бы наши дедушки-бабушки, прадедушки-прабабушки в 1941 году решили, что немцы уже дошли до самой Москвы и мы ничего не можем сделать, то мы бы с вами тут сейчас не сидели. И мир, быть может, вообще бы не существовал. Но они тогда не испугались встать против зла. И мы не должны бояться вставать против того, что кажется нам чудовищным, несправедливым, неправильным. 


Помимо экстремальных решений у нынешних властителей есть и другой способ избавиться от вас: просто не допустить до регистрации, до выборов. Почему вы думаете, что вас зарегистрируют кандидатом? 

Потому что мы намерены собрать 6000 подписей тех жителей города, которым нужна конкуренция. Я уверена, что таких у нас не шесть тысяч, а гораздо больше. Люди хотят выбирать. Даже если они не решили еще, за кого отдадут голос. Мы видим это на примере Приморья и других регионов – выбирают в том числе далеко не идеальных, но важно, чтобы было из кого. Выбор – это свобода, а человек рождается свободным. Поэтому мы будем настаивать на моей регистрации. Мы – это все люди, которые оставляют за меня свои подписи. 

Я уверена, что если московские власти начнут чинить произвол, признавать хорошие, правильные подписи фальсификацией, это нанесет им ощутимый ущерб. Когда в стране серьезный кризис, а у властных элит падают рейтинги, им гораздо выгоднее регистрировать кандидатов и честно с ними бороться. А снятие означает, что проблема отложится ненадолго, но при этом будет расти, как снежный ком. 

Но обязательно надо сказать, что сама система, требующая сбора 6000 подписей, – изначально отвратительна и придумана ради того, чтобы не пускать «чужаков». 



А где вы возьмете деньги на избирательную кампанию? Ведь вы не участвуете в местных коррупционных схемах, и вам даже не платят зарплату как депутату. 

Это вопрос к вам, дорогие друзья. Вы можете мне помочь. Даже 100 рублей, пожертвованные вами на кампанию, – это сто листовок, которые попадут к вашим соседям. Кроме того меня поддерживают многие бизнесмены, которые недовольны тем, как устроена жизнь в Москве. У нас в команде много волонтеров – это люди, которые помогают мне бескорыстно, потому у нас с ними одни и те же ценности – свобода и справедливость. 



Контракт на доверие 



Понятно, что, попав в МГД, вы будете заниматься проблемами города в целом, но все же вы идете туда как депутат от конкретного избирательного округа. В нем районы Беговой, Бескудниковский, Савеловский, Тимирязевский и Хорошевский. Вопрос: какие главные болевые точки вы видите в этих районах? Что вы хотите поменять именно в них? 

Сейчас жители нескольких районов уже подготовили тексты соглашений со мной как кандидатом. И Приглашают всех избирателей их подписать. В них содержится то, чего активисты, живущие в районах, хотят от депутата МГД. Я тоже подписываю эти соглашения – и тем самым обещаю сделать все возможное, чтобы выполнить это пожелания. Это совершенно новый формат, так до сих пор никто не делал, но я считаю, что это правильно, потому что депутат – это по сути наемный работник. Он должен подписывать договор о том, что он готов сделать для людей. А в ответ люди отдают за него голос. 

Если депутат идет на выборы с абстрактными лозунгами «свобода и справедливость», за этим может ничего не стоять. Но для нас свобода – это еще и фабрика «Свобода», которую надо отстаивать, а справедливость – это чтобы в детских садах не было по 35 человек в группе. Потому что несправедливо по отношению к этим детям создавать им такие условия – причем потому, что мы вместо детских садов строим очередные жилищные комплексы, не обеспеченные социальной инфраструктурой. 

У каждого из этих районов есть конкретные проблемы, хотя и много общего. Например, в Бескудниковском районе очень мало зеленых зон – и сейчас последнюю пытаются отнять. У людей должно быть больше воздуха, больше мест для досуга. Чтобы в районе можно было жить, а не просто спать. 

Или Беговой район: там всех просто задушила застройка, не хватает ни зелени, ни социальных объектов, а люди просто не могут сопротивляться, потому что застройщики накинулись на них как коршуны. 

В Савеловском районе – переполненные детские сады, огромная высотная застройка. Уничтожают исторические памятники, разрушается уютная атмосфера района. 

А вот в Хорошевском районе более современные дома, зато жителям, например, совершенно негде парковаться. 

Мой родной район – Тимирязевский, и я хорошо знаю, сколько в нем проблем. Мы должны защитить земли Тимирязевской академии от передачи под застройку, сохранить парк «Дубки». Сделать так, чтобы в той части, которая за железной дорогой, было больше своей зелени, потому что именно там строят дома по программе реновации – по сути это уплотнительная застройка, на место пятиэтажек втыкают 35-этажные дома. 

То есть везде очень много проблем, и все они сводятся примерно к одному: город стал источником безудержной наживы. То, что в нем живут люди, рассматривается как нечто второстепенное, побочное. Но нам в нашем городе надо жить, а не выживать, растить детей, ходить на любимую работу, хорошо проводить свободное время, а не только зарабатывать и быстро тратить. Нужно, чтобы появилась возможность жить в столице спокойной, хорошей, здоровой, экологичной жизнью. Пока этого нет. 


Беседовал Богдан Шишкин 

Источник:

Метки: